Ведьмак: Меньшее Зло

Объявление

Добро пожаловать на форумную ролевую игру по циклу «Ведьмак»!
Время в игре: февраль 1272.
Что происходит: Нильфгаард осаждает Вызиму и перешел Понтар в Каэдвене, в Редании жгут нелюдей, остальные в ужасе от происходящего.
А если серьезно, то загляните в наш сюжет, там весело.
Кто больше всего нужен: реданцы, темерцы, партизаны, а также бойкие ребята с факелами.
18.09 [Важное объявление]
16.07 Обратите, пожалуйста, внимание на вот это объявление.
11.04 У нас добавилась еще одна ветка сюжета и еще один вариант дизайна для тех, кто хочет избежать неудобных вопросов на работе. Обо всем этом - [здесь].
17.02. Нам исполнился год (и три дня) С чем мы нас и поздравляем, а праздновать можно [здесь], так давайте же веселиться!
17.02 [Переведено время и обновлен сюжет], но трупоеды остались на месте, не волнуйтесь!
Шеала — главная в этом дурдоме.
Эмгыр вар Эмрейс — сюжет и репрессии.
Цирилла — сюжет, прием анкет.
Человек-Шаман — техадмин, боженька всея скриптов.
Стелла Конгрев — модератор по организационной части.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Меньшее Зло » Альтернатива » Hell yeah Hallelujah


Hell yeah Hallelujah

Сообщений 31 страница 48 из 48

31

[icon]http://s5.uploads.ru/aQE8X.jpg[/icon]Долгий монолог Телора Нерис слушала, не отводя глаз от его лица, и потом, когда дознаватель замолчал, еще какое-то время задумчиво разглядывала собеседника, так, будто видела его впервые.
- Дурак ты. - беззлобно сказала она наконец. - Так ничего и не понял.
И неизящно отхлебнула виски прямо из бутылки.
Она как-то всегда упускала из виду, что все они, работающие в этом ведомстве, в той или иной степени были вещами ломаными, и каждый из них как мог залатывал трещины в себе - алкоголем ли, задушевными ли беседами с психотерапевтом или чем-то еще - но те никогда не срастались до конца; и среди множества изломанных людей, составлявших Бюро, они с аэп Ллойдом оказывались, пожалуй, самыми изломанными. Именно поэтому и куковали сейчас в ривердейльской глуши, а не слушали речь президента: слишком поврежденные даже для сборища поврежденных, но и такими - слишком ценные, чтобы просто выбросить. Раз аэп Ллойда разжаловали, а не отправили под трибунал за проваленную операцию с десятком погибших, среди которых сенатор, значит, его предыдущие заслуги должны быть просто феноменальными; да и она сама не гнила сейчас в тюрьме вместе с остальными только благодаря знаниям, которыми щедро делилась с представителями ведомства де Ридо.
Нерис сделала еще один глоток, поднялась с места - геммерское пойло она пила, как горькое лекарство, кривясь и морщась, но упрямо, крупными глотками, от каждого из которых на глаза наворачивались слезы - и, поравнявшись с Телором, спокойно заглянула ему в лицо, будто с близкого расстояния пыталась высмотреть в нем то, чего не разглядела издалека.
- Я говорю, мы напарники. И это значит, что не ты сделаешь многие плохие вещи, а мы их сделаем. Вместе. Мне нет дела до того, сколько там людей погибло по твоей вине когда-то - у меня самой руки настолько в крови, что мне вовек не отмыться, и потому в таких вопросах я и близко не судья. И если мне придется умереть где-то процессе - я не буду против, в конце концов, если бы я искала безопасной работы, то действительно занялась бы исправлением прикуса. Но когда я пойду на смерть, я хочу это четко понимать. И когда ты в следующий раз захочешь посреди ночи похватать меня за руки, обозначь, пожалуйста, хоть как-то, что это для моего же блага. И сейчас не "ты пойдешь поработать с гребаной тряпкой", а мы пойдем смотреть, что с ней не так. Понимаешь, в чем дело? Мы работаем вдвоем. Не ты работаешь один.
Обжигавший гортань виски был горьким даже для напитка своего рода - дрянной, видимо, но откуда тут достать хороший? Пьянит и ладно, а от головной боли на утро можно заглотить пару таблеток просроченного аспирина, найденного чародейкой в аптечке.
- Я не буду писать на тебя рапорты. - после паузы произнесла Нерис. - И жаловаться никому не буду. Зачем? Чтобы выместить обидку? Я достаточно взрослая девочка, чтобы не ябедничать папе на вредного Телора. Просто если понадобится, еще раз съезжу тебе по роже - и тебе полезнее, и мне на душе как-то приятнее. Но ты лучше не доводи, хорошо?
Она сделала еще один глоток и, отдавая бутылку аэп Ллойду, подмигнула почти игриво.
- Здорово целуешься, кстати. Не знаю, чего там твоей Лливедд в жизни не хватает. - чародейка махнула рукой, приглашая следовать за собой. - Идем, попробуем сделать что-нибудь с этой рваной сранью.
И первая шагнула за порог.

Изрядная доза алкоголя, бушевавшая теперь в крови чародейки, делала ее совершенно невосприимчивой к ночной прохладе: все так же босиком она решительно пересекла их небольшую стройку, не допуская даже мысли о том, что аэп Ллойд может не следовать за ней, и уверенно толкнула заднюю калитку.
- Пошли.
Пьянея она удивительным образом не теряла ясности мышления - напротив, ум ее делался каким-то особенно острым и расчетливым - зато приобретала нехарактерную для Нерис непреклонную решительность; и чародейка почти с нетерпением ждала наступления этого паралича рефлексии, дававшего возможность делать и говорить то, чего в трезвом состоянии дознавательница бы себе никогда не позволила.
Осторожность, впрочем, подсказывала, что не все из этих поступков были достойны свершения; но осторожность, по счастью, в алкоголе тонула первой.
- Дело, наверное, в том, что ты никогда не ассистировал. - по дороге рассуждала Нерис, как ни в чем не бывало продолжая разговор. - Ты привык командовать, причем так, в лоб: ты показываешь рукой - все бегут; а для взаимодействия нужно кое-что еще. Ванье называл это "колыбелью для кошки" - ты играл когда-нибудь? А, нет, конечно, мальчишки в такое не играют. О!
Короткая тропка, идущая между кустистых зарослей, выводила их к милейшей полянке - явно уже обнаруженной прошлыми работниками, потому что в ее центре красовалось старое кострище, закиданное мелким мусором, вроде оберток от жвачки "Ofir dope" и бутылок из-под пива "Witcher light".
- Обалденно, - восхитилась Нерис, как бы невзначай забирая бутылку виски из рук у Телора, - прям то, что нужно, для того, чтобы устроить кровавый шабаш, или чем там чародеи должны заниматься. Ты же куришь? Херачь костер.
И серьезный взгляд, которым она сопроводила указание, означал, что чародейка отнюдь не шутит.
- Разводи, говорю. Намутим ритуал.

Отредактировано Нерис (23.07.2017 16:43)

+1

32

Совершенно нехарактерным для себя жестом Телор склонил голову, слушая – намного ниже, чем того требовали любые социальные протоколы. Совершенно нехарактерно же для себя не спорил ни с одним словом, хотя не всегда был согласен. Любые возможные (да что уж там, желанные!) пререкательства жирно перечеркивала истина, послужившая пригоршней холодной воды и отрезвившая намного лучше удара по лицу – да, работать в команде на равных он не умел, но сейчас на самом деле требуется именно это. Потому что формальных причин вызывать подмогу у них по-прежнему нет, ни одно из увиденных ими событий по-прежнему не является преступлением само по себе, но всё вместе выглядит так паршиво, что в одну рожу справиться невозможно, а в две – только если не ставить друг другу палки в колеса. А он мало того что начисто игнорировал этот факт, так ещё и вместо второй пощечины получил совершенно незаслуженную попытку… приободрить?
Удивительный человек.
Телор устыдился окончательно и молчал всю дорогу.

- Кровавый шабаш тут устроили и без нас, - возразил он (почему-то осторожно), стаскивая несколько сухих веток в небрежно огороженное несколькими потемневшими от копоти камнями кострище. Большого костра не требовалось, пиромантия при должном обращении со стихией не требовала длительных медитаций, а напарница видимо знала, что делает. Но если уж они собирались колдовать, следовало позаботиться о любопытствующих, поэтому, пока пламя неторопливо разгоралось на тонком сухостое, подпитанное найденным здесь же бумажным мусором, более-менее просохшим после дождей, маг очертил вокруг кострища несколько контуров, если не пресекающих применение проявления чужого таланта, то хотя бы предупреждающих о нем. Иногда их, дознавателей, работа напоминала какое-то несусветно древнее варварство и камлание – двадцать первый век на дворе, а по-прежнему приходится обходиться палками и кострами. Впрочем, поговаривали о том, что вот-вот появятся военные разработки для внутреннего пользования, и с помощью телефонов удастся не только отправлять сообщения и открывать ими пиво, а ещё и колдовать. Проекции там разнообразные и прочая фантастическая хрень. Обещали уже не первый год, видимо, в исследовательском подразделении департамента господина де Ридо тоже любили открывать пиво и не спешили портить такую чудесную вещь какими-то надстройками и артефакторикой в целом.
Костёр разгорался быстро, несмотря на висящую в воздухе сырость, и начиная с этой минуты следовало быть очень осторожными. Ни он, ни Нерис на могли обращаться с огнём как с родным, и если возможности напарницы ещё представлялись в более менее радужном свете, то насчёт своих он давно не питал иллюзий. Поэтому все, что сейчас мог - так это осуществлять поддержку в меру своих сил. Огонь представлялся угрожающим и слишком диким для любых попыток контроля, отправься маг на изучение злополучного предмета сам, то прошел бы ещё полмили - до ручья, чтобы заняться намного более привычной, хоть и не дающей таких прозрачных результатов гидромантией. Но может что-то получится?
То ли уязвленный, то ли воодушевленный разговором о командной работе, Телор замкнул контуры, ещё с несколько секунд постоял над ними, проверяя, ничего ли не упустил. Потом развернулся, комкая опустевшую пачку от сигарет в пальцах - огонь все сожрёт, а об экологии пусть думает другое ведомство.
- Ты уверена? - переспросил он, хотя ответ угадывался. Формально, конечно, колдовать в состоянии алкогольного опьянения было запрещено – точно так же, как водить машину и совершать ещё ряд важных социальных действий, фактически же сам был настолько грешен, что иногда даже подумывал о том, что кроме заклинаний «дневных» и «ночных» следует отдельным столбцом в учебниках выписывать заклинания пьяные. Что-то колдовалось настолько лучше, что, сочти вдруг общество это достаточно приемлемой темой для обсуждения, то можно написать несколько пристойных диссертаций.
К миру науки Телор имел такое же отношение, как к миру ассистирования, но все равно почему-то принялся волноваться. Со стороны, правда, смотрелось, будто он начинает выстраивать следующие барьеры, в этот раз невидимые, призванные не ловить посторонних магов, а удержать только одного, точнее одну, если вдруг что-то пойдет не так – сила, щедро разлитая в чёрном воздухе, плавно текла в ладони чародейке.
Очень честно старался работать в команде.
[icon]http://i.imgur.com/hDr2RUc.jpg[/icon][sign]абонемент на пиздец и большую картошку, пожалуйста[/sign]

Отредактировано Телор аэп Ллойд (17.07.2017 16:44)

+1

33

[icon]http://s5.uploads.ru/aQE8X.jpg[/icon]- Более чем, - подтвердила свою решимость Нерис.
Считывание памяти крови было одним из самых базовых криминалистических ритуалов, которому учили еще стажеров, и который приходилось потом повторять над всем, что хранило хоть какие-то следы биологического материала; так что провести его чародейка могла хоть смертельно пьяной, хоть разбуженной посреди ночи и опасения коллеги считала совершенно напрасными. Виданное ли дело, разговорить тряпку - да криминалистам практически платили именно за такие фокусы.
Глотнув виски в последний раз, Нерис окончательно передала бутылку Телору: сознание ее задержалось ровно в той точке опьянения, когда рассудок достаточно ясен, а рука - верна, но страх и сомнения уже уснули, и оттого игра с огнем не казалась чародейке опасной. Она вдохнула пламя так же, как глотала алкоголь - морщась, но с готовностью - впуская под кожу едкий жар, что пьянил по-настоящему, до слез и горечи в горле; затуманивал разум; и оттого нужно было думать очень-очень ясно, очень крепко держаться за каждую мысль, очень осторожно выпрядать нить даже привычного заклинания.
Учитывая способности Телора, она могла бы просто позволить ему читать в своем разуме, но Нерис внезапно было весело и отчего-то хотелось сделать все красиво, поэтому чуть задержав в пальцах звенящее плетение, она завернула его во второе, более тонкое и изящное - звон в ушах чуть усилился и мир слегка качнулся перед глазами.
Один из созданных чародеем контуров пошел мелкой рябью, но удержал возмущение.
- Смотри, - сказала Нерис, сама не отрывая взгляда от костра.
Огонь вдруг изогнулся сначала в одну сторону, потом в другую, словно разминал затекшую спину; а затем вдруг пошел волнами, и дрожащий от жара воздух над костром сделался линзой, на которым языки пламени, словно алый морозный узор, поспешно рисовали картину за картиной - они перебивали друг друга, вспыхивали и таяли, и Нерис, как ни старалась, не могла долго удержать хотя бы одну из них.
Вот недостроенный дом, вот их трейлер; кукурузные поля, великое солнце на стене; поднимающийся к небесам террикон, ветви, летящие в лицо; снова великое солнце, высокий собор, торжественная месса, плохая репродукция картины с тремя грациями; крутая дорога все выше и выше и наблюдателя будто бы волокут - знакомый забор все ближе и ближе, подобраться бы еще чуть-чуть, заглянуть бы за него, чтобы увидеть...
Пламя вскипело, и дрожащая линза лопнула, не выдержав давления - осколки ее больно хлестнули по лицу, и Нерис непроизвольно закрыла лицо ладонью. Тряпка, лежавшая у костра, вдруг вспыхнула внезапно и ярко, и за считанные секунды сгорела до пепла - серую золу моментально смело ветром, не оставив и следа от ценного вещдока дознавателей.
Голову наполнил неприятный звон и дыхание перехватило - с трудом продышавшись, чародейка выпрямилась, глядя на Телора слезящимися глазами.
- Как-то... бестолково довольно, - признала она, - похоже, эта тетка здорово обслюнявила эту штуку, и оттого все образы пошли по... к черту. Все, что ясно - это что нам точно надо забираться на ту долбаную гору. Там все ответы и, предположительно, наши предшественнички. Не факт, что живые
Взгляд туманился от огня и алкоголя - взятые взаймы сила и смелость, неизрасходованные, лишние искали выхода, встряхивали тело, гулко колотились в висках. Нерис потерла глаза предплечьем, и четко поняла, что спать не хочет и не будет - не сейчас, во всяком случае, когда огонь так ярок, а в бутылке еще есть виски.
И что если напарник откажется с ней пить, она его свяжет. Потому что пить в одиночестве - алкоголизм. Именно это она ему и озвучила с самым добродушным выражением лица, жестом предлагая присесть рядом - от каждого движения качались звезды над головой и пламя в костре; последнее - оттого, что еще не утратило связи с руками чародейки.
- Не будь унылым, аэп Ллойд, - дипломатично убеждала Нерис чародея, - любые приличные коллеги должны нажраться вместе и совершить что-нибудь безрассудное. Это, считай, посвящение в напарники. Завтра с утра... мм, ладно, завтра после полудня опять будем блевотно-приличными. Хочешь опять про жену побухтеть? Я обещаю слушать.
Дракон как живой полз по небу к Деве, а Дева лишь кокетливо подбирала платьице.

Отредактировано Нерис (23.07.2017 16:42)

+1

34

Он смотрел. Очень внимательно, стараясь подметить любую деталь, которая сейчас выглядела не более чем глупостью, но впоследствии могла бы помочь, став ценностью. Трейлер, темный абрис дома на фоне закатного неба, шелест листьев, капли воды на кукурузных метелках – прошел дождь – великое солнце заходит за горизонт, бутылка виски, почти такая же, как сейчас была у них, кажется, стоит расслабиться после рабочего дня – точно так же, как они – шорох и мелькнувший яркий дождевик, дети играют.
Желуди. Кровь.
Он смотрел, замерев и не совершая ни единого движения, и в то же время чутко удерживая и не разрешая свалиться за грань, переступив которую станет ещё веселее – но ненадолго.
Огонь был очень коварен.
- Спасибо. Так, конечно, было нагляднее, - подумав, Телор решил все-таки поблагодарить за риск, - в целом картина ясна, это всё равно доказательство.
По-прежнему недостаточно для следствия, но для них двоих – более чем.
Пожалуй, многие дознаватели на этом бы закончили дело. Честно признав, что в документах не нашли несоответствий, а проверкой финансов пусть занимаются бухгалтера и аудиторы. И были бы по-своему правы, потому что разбираться в этом вдвоем было несусветной глупостью – будь на месте его и Нерис чуть менее изломанные игрушки с инстинктом самосохранения, пожалуй, он бы им диктовал садиться в машину и ехать в город.
Хотя остатки этого самого инстинкта были и у Телора, и сейчас они яростно вопили о том, что с чародейками в таком состоянии лучше не спорить, пусть они и являются экспертами. От увиденного не то чтобы потряхивало – в конце концов, множество мрачных картин, но ни единого убийства или чего-то такого же плохого, так что даже странно, почему нервы хоть как-то реагируют - но и возвращаться в трейлер не очень хотелось.
Вдруг и их… отволокут. Нет, Телор теперь тоже прямо-таки жаждал попасть за забор, но не таким же методом. Или, по крайней мере, надо всё как следует продумать.
- ладно, - сдался он, - знал бы, взял стаканы и пожрать. А то вправду… как алкоголики.
Огонь притих и больше не буянил, почти превратившись в обыкновенный костер. Контуры исчезали постепенно и фрагментарно, медленно – для посвященных, конечно – истаивая и рассыпаясь. Если бы не цвет, смахивало б на рой светлячков.
- Я не настолько уныл, чтобы бухтеть про неё сейчас, - сделав вид, что оскорбился, дознаватель принял приглашение, потом, чуть поразмыслив, принялся осторожно, как налипшую во время долгой лесной прогулки паутину, стряхивать с напарницы остаточные связи. Очередное вторжение в личное пространство, но в колдовстве, как и в работе, нередко приходится об этом понятии забыть вовсе.
- Думаю, если мы попрем напролом, нас могут задавить количеством. У меня ограниченная обойма и не так много конвенционных боевых заклинаний в арсенале, а за неконвенционные нас отправят под трибунал. Это не то безрассудное, на что стоит пойти, - приобщившись к геммерскому пойлу, Телор вдруг понял, что мысли о расследовании в данный конкретный момент вызывают стойкую тошноту, и нет, дело совершенно не в виски, - …надо переспать с этим всем, я пока не понимаю, как всё лучше провернуть. Вот если бы их повыдергивать по одному… эх, ладно. На заре карьеры я служил в отделе практических исследований и не успел закончить разработку одного пыточного заклинания. Потом на них на всех наложили запрет, даже протестировать как следует не удается ни на ком, сразу же начинают про свои права кричать, международные конвенции и вот это все. А многие заслужили ещё и не такого.
Прервав самого себя едва ли не на полуфразе, дознаватель, отстраненно скорбя о собственном безвозвратно утраченном опрятном внешнем виде, поерзал, отодвигаясь дальше от огня – зато с опорой в виде ствола спине стало совсем хорошо – и неловко признался:
- Чувствую себя как-то глупо. Обычно, знаешь, мы мчимся без остановок. Дело, расследование, подозрения, улики, исследования и дознания. Некогда думать, надо действовать, лезть в любую задницу, браться за что угодно. Сканируют? Плевать на всё, важен результат. Прости меня.
С ужасом понимая, что зачем-то говорит наичистейшую правду, Телор заткнуться тем не менее мог, и хорошо, что было темно, потому что по традиции всех людей, вечно ищущих конфликтов, он бы пытался смотреть собеседнице в глаза, но с всё тем же ужасом не хотел.
Вот уж правду говорят, после двадцати лет ума нет – так и не будет.
- Можно было по-другому, но я не знаю, почему решил так. Вот за это не люблю совместные пьянки – появляется время думать, - пожаловался он, - очень безрассудное занятие, знаешь ли. Ты права, я до чёрта унылый. И не обещаю, что отработаю. Сама-то о чём думаешь?
[icon]http://i.imgur.com/hDr2RUc.jpg[/icon][sign]абонемент на пиздец и большую картошку, пожалуйста[/sign]

Отредактировано Телор аэп Ллойд (17.07.2017 16:44)

+2

35

- Ни о чем, - честно призналась Нерис, неотрывно глядевшая в небо,  - вообще ни о чем. И ты просто не представляешь, насколько это охрененно.
Закинув руки за голову, она лежала в траве под боком у аэп Ллойда и вдохновенно пялилась на мерцающие звезды, теперь уже оставив всяческие попытки различить в их сияющей россыпи знакомые созвездия - здесь, в Ривердейле, все было немного не так, и даже само Око, пристально наблюдающее за жителями столицы с самой высшей точки неба, тут лишь неодобрительно поглядывало с края небосклона. Ривердейл представлялся границей мира - а ведь там, дальше, есть еще провинции, в которых тоже живут люди; и Солнце знает, что они творят. Может, тоже организуют всевозможные культы конца света. Может, они даже не знают, что являются подданными империи. Может, у них всех песьи головы - Нерис лениво перебирала эти глупые мысли, как жена богатея перебирает украшения, и так же равнодушно откладывала их в сторону.
Ей было до приятного все равно.
- Я-то как раз слишком много обычно думаю. Когда думать надоедает - принимаюсь вспоминать; а от воспоминаний начинаю рефлексировать... Ты говоришь, что знаешь немного неконвенционных заклинаний - у меня в голове их пятнадцать. Шестнадцать, если считать то, что мы не успели закончить. Нам-то не мешал запрет на опыты на людях - мы сами для себя его сняли, совсем. Вышло эффективно, но неприглядно - реданская Церковь Вечного Огня потом хорошо подняла свои рейтинги, демонстрируя по первому реданскому "зверства чародеев"... Мне говорили, что это все беглые преступники или заочно осужденные - не знаю, правда ли, но я верила, потому что так было проще. Потом перестала верить, и сразу стало сложнее - собственно, и тут меня подвела привычка слишком много думать.
В кустах самозабвенно заливался соловей, и ему вторил еще один где-то подальше - треск костра и шелест листвы аккомпанементом вплетались в трель, и даже Нерис, которую никогда особенно не впечатляли певчие птицы, находила это завораживающим. Она умолкла на какое-то время, прислушиваясь, и холодная земля под лопатками отдавала силу не нехотя, но по-матерински неспешно, с расстановкой: из-за нее Нерис казалось, что она слышит все - как поднимаются примятые травинки, как медленно остывают нагретые солнцем камни  и как глубоко под ней медленно и упорно корни деревьев прокладывают себе путь в толще земли. Каждый едва различимый звук отдавался в ней, убаюкивая огонь под кожей - и тот угасал, отступая под натиском спокойной и неумолимой силы.
- Не знаю, зачем тебе обо всем этом знать. Наверное и незачем. Дай бутылку. Солнце великое, дрянь-то какая все-таки... Я помню в Риссберге спрашивала у Ванье - дескать, а правда, что вы спирт пьете? "Естественно", - отвечал он, - "вон у нас даже целый кулер со спиртом стоит". Я все смеялась, а потом как-то себе оттуда воды налила - оказалось, реально со спиртом, все долго хохотали пока я кашляла. Пробовал чистый спирт когда-нибудь? Он кажется сладким на вкус.
Она вдруг села, чтобы посмотреть на Телора со всей серьезностью, на которую способен сильно пьяный человек, выглядевший при этом неприлично трезвым - в свете медленно угасающего костра это смотрелось почти зловеще.
- Ты хороший мужик, аэп Ллойд. - проговорила Нерис так, будто сообщала напарнику нечто важное. - Я давно хотела сказать, но не была достаточно пьяна. Упертый и психованный, конечно, но кто из нас без придури. Зато кто бы еще послал к бесам того козла из проверки, который нас всех затрахал? Я тогда мысленно аплодировала просто. И правильно ты все сделал с этим гоэтом, просто совершенно любые планы иногда дают осечку, поверь бывшему исследователю. Особенно, когда ты действуешь фактически наугад. У тебя были все шансы преуспеть, но иногда просто не выходит - ну, вот такое дерьмо; и тогда ты попадаешь в Ривердейл с налоговой проверкой, а потом изображаешь разнорабочего из Гесо вместе с таким же неудачником, как ты. Хреновые вещи случаются, печаль в том, что иногда они случаются с нами. Будешь еще? Я все, наверное.
Пламя костра качнулось от ветра - и вместе с ним качнулась Нерис, передавая, казалось, бутылку напарнику, но вместо того вдруг оказалась очень близко, прерывисто выдохнула в губы Телора, задержалась на короткое мгновение, будто сомневаясь в том, стоит ли, а потом упала и в это полымя; и разум ее на это вопиющее, неуставное деяние откликался звенящей пустотой. Огонь взметнулся ввысь в последний раз - она целовала чародея долго и жадно; гораздо дольше, чем можно было ради шутки; дольше, чем он ради их спасения, отстранившись лишь когда воздуха в легких стало не хватать - и тогда пламя опало совсем, оставляя мерцающие угли.
- Вот так будет честно. - сказала Нерис, тяжело выдыхая, и взгляд ее при этом был пугающе трезвым. - Вот так. Давай не пойдем обратно? Этот фургон фантастически вонючий.
Здесь, в Ривердейле, все было немного не так.
[icon]http://s5.uploads.ru/aQE8X.jpg[/icon]

Отредактировано Нерис (23.07.2017 16:42)

+2

36

[audio]http://pleer.net/tracks/14457389cUH6[/audio]

На самом деле Телор слегка кривил душой. Если что-то может пойти не по плану – оно идет, и виноваты в этом не усталость и не алкоголь, даже не ситуация, где не понятно ровным счетом ничего, но с каждым следующим шагом риск наступить на змею увеличивается в геометрической прогрессии.
Просто если что-то происходит – оно происходит в самый нелепый момент, словно бы между делом, само по себе, тогда остается только радостно улыбаться, глядя на то, как катится под откос сошедший с рельс поезд, и даже не успевать думать о том, куда.
Акт пиромантии плавно превращался в бес знает что – но чем оставалось себя развлекать, коротая часы перед скорым ривердейльским рассветом. За деревьями не было видно горизонта, и утренние птицы пока ещё молчали, позволяя соловьям драть глотки вовсю, а те, кажется, настолько одурели от своих серенад, что совершенно не реагировали на любые человеческие голоса. Впрочем, беседовали чародеи негромко – поразмыслив, Телор принялся расплетать свои защитные контуры, тщательно убирая любое эхо: вскоре никто, даже очень опытный маг, придя на эту неприглядную полянку, не обнаружит ни малейших следов колдовства.
- Я читал отчеты. Сначала удивлялся, почему ты сидишь в отделе экспертизы, а не за решеткой. Потом понял.

А потом он понял, каков на вкус чистый спирт.
Прошедший день был долгим и странным, долгим и странным оказалось всё, происходящее в Ривердейле, в котором всё было немного не так. Долгим и странным вышел этот поцелуй, который он не заслужил и которым, тем не менее, увлекся - всегда легко увлекался – по извечной привычке осознанно шагая в пропасть с открытыми глазами.
Казался сладким на вкус, но жёг так сильно, что прокатился куда-то вниз клубом пламени и заставил на время забыть о том, как вообще удается дышать. Может, вместе с её дыханием выходили остатки огня - это было бы милосердным вариантом, но не нужно тешить себя надеждами.
В голове было непристойно пусто, и стоило немалых усилий вспомнить о том, что, вообще-то, женщина, которая не спешит сбегать из его рук, делает это только потому, что он сам своими решениями вынудил её нажраться – какой бы трезвой она не казалась, стоило заглянуть правде в глаза и признать, что в бутылке осталось всего ничего. Уставшая, напуганная, только что пережившая не самую приятную магическую процедуру – поэтому тянущаяся к обычному и человеческому теплу, или, по крайней мере, чему-то схожему. Тому, как они вообще могли понимать это тепло. Сломанная, как и он сам, испорченная изначально тем, что жило внутри неё, изменяя синапсы и нейронные связи, а потом испорченная ещё несколько раз - обстоятельствами, структурами и непростой жизнью в целом. Как любой маг из Бюро, ломающая голыми пальцами металл – при необходимости – и, как любой маг из Бюро, иногда, изредка, каждый первый вторник нового тысячелетия впадающая в кратковременный период слабости, который никто не должен видеть. А ему… повезло.
Телор был редкой скотиной и никогда не упускал случая воспользоваться возможностями, но в этот раз что-то пошло не так.
- Хорошо, - проглотив любые комментарии, за которые, вообще-то, сейчас спокойно мог умереть, кротко ответил он, - хорошо. Тепло, мы на земле не простудимся. И сколько там до рассвета.
Отлично, что костер почти потух – в этом остатке света её глаза казались совершенно чёрными, но легко можно было представить, что это просто мираж или последствия выпитого – но не то, что бы хотелось, нет.
Жалел о том, что не захватил с собой куртки – она бы создала иллюзию тепла и защищенности, сейчас же оставалось ходить по охрененно тонкому льду. Завтра с утра – в крайнем случае, после обеда - всё снова станет до тошноты приличным, а сейчас можно позволить себе нарушение границ и вольности, едва ли безрассудные – скорее, осторожно-осознанные даже несмотря на плещущийся в крови спирт.
Безрассудным был сам факт этих действий, не несущих в себе ровным счетом ничего непристойного – это, конечно, было даже несерьезно для таких дохрена мэтров и битых жизнью моральных калек – но он всё равно совершенно бесцеремонно, сколько в ней весу-то было, вынудил опустить голову на плечо, и так и оставил руку.
- Постарайся отдохнуть. Тебе надо. Я посторожу.
Лопатки болезненно соприкоснулись с покрытой густой травой землей, Телор прикрыл глаза, но знал – сна не будет.
Если она ещё сделает хоть что-то…
Если она ещё сделает хоть что-то, он, пожалуй, совершит ещё один безрассудный поступок и обзовёт её глупой, после чего, вероятно, какое-то время не сможет нормально функционировать – но вот так будет честно.

И ведь, зараза, даже курить нечего.
[icon]http://i.imgur.com/hDr2RUc.jpg[/icon][sign]абонемент на пиздец и большую картошку, пожалуйста[/sign]

Отредактировано Телор аэп Ллойд (17.07.2017 16:59)

+2

37

Нерис ничего не сделала.
Нерис ничего не сделала, потому что немилосердный разум, на которой она несколькими минутами ранее жаловалась напарнику, проснулся удивительно невовремя и моментально осведомился, чего это хозяйка успела натворить в его отсутствие и почему это она, дознаватель при исполнении, валяется в траве в обнимку с женатым мужиком. Каких еще глупостей она наговорила ему ранее? Вот этих? Еще и целовалась? О, детка, ты все это зря - ты пожалеешь, потому что я заставлю тебя пожалеть о каждой вещи, что хоть немного похожа на досадный просчет. Что ты о себе возомнила? Что хороша настолько, что способна позволить себе такие выкрутасы? Ну, молодец, теперь-то все точно поймут, что кроме жалости ты вызывать ничего не можешь.
Нерис зажмурилась, отчаянно вцепляясь в руку Телора и несколько раз мотнула головой, будто пыталась вытряхнуть из нее проклятущий голос.
Ну к черту, - сказала себе она. Ну тебя к черту; уйди прочь и оставь меня - в ее жизни и так немного тепла и близости, чтобы разбрасываться пусть даже крадеными; и она раздражающе сильна и серьезна все остальное время; а сейчас дай просто побыть усталым и слабым, позволь взять то, что дают добровольно и без упрека. Все мы - сломанные вещи, и битая чашка ничем не лучше треснувшего блюда; но в такие моменты, рядом, можно на чуть-чуть почувствовать себя целым. Будто все это не временно. Будто все это правда. Будто все это не взаймы. Будто чужое тепло - не просто так; будто ты можешь вызывать что-то кроме жалости.
В ватный сон Нерис проваливалась под стук чужого сердца - тревожно частый и успокаивающе четкий.
На рассвете она проснулась продрогшей от выпавшей росы и какое-то время сидела, глядя в потухшее кострище, прежде чем отважилась посмотреть на чародея: в сизой предрассветной дымке лицо Телора казалось почти таким же серым, как и его седые волосы - Нерис в деталях рассмотрела каждую черту, смахнула со щеки капли воды, задумчиво поглядела в сторону тропы, что уводила к стройке, но передумала и легла обратно под руку аэп Ллойда.
Разбуженные первыми лучами солнца травы беззвучно, но непреклонно поднимались к небу.

Утро, как и предрекала Нерис, началось для дознавателей только после полудня: натягивая спецовку, чародейка старалась не глядеть на Телора и лениво размышляла, стоит ли извиниться за вчерашнее - в какой-то момент она почти даже решилась, но передумала где-то между чашкой дрянного кофе и повязыванием банданы. Внутренний голос, однако, не врал, когда обещал не дать позабыть ничего из произошедшего, и быть может, от этого уже почти привычная работа не спорилась: все валилось из рук, и любая реплика казалась натужной, но молчание выходило еще более неловким; болела голова, перед очередной грозой парило, и к вечеру Нерис от отчаяния уже готова была начать разговор, что подарил бы ей еще пару десятков неловких минут, но ей помешало явление Айзека.
Низушек, чей день, видимо, тоже складывался не лучшим образом, потрясал связкой пивных банок; работу оглядел бегло и почти нехотя, а потом махнул рукой.
- Сойдет, сойдет, все, сворачивайте. Договор дороже денег, идем пить.
После вчерашнего Нерис пить не слишком хотелось, особенно дешевое пиво, но отказывать хозяину стройки было как-то даже неловко: во-первых, они действительно договаривались, а во-вторых, присутствие говорливого низушка, не осведомленного о душевных терзаниях чародейки, несколько разряжало атмосферу - после нескольких минут непринужденной беседы Нерис уже смеялась и даже потыкала локтем в бок Телора, прикасаться к которому вдруг стало неловко. Они переместились за дом, туда, где были свалены остатки стройматериалов; устроились на сложенных штабелями досках, и Айзек, не распечатав даже банку, принялся многословно и с прибаутками жаловаться на жизнь бок о бок с мормонами.
- Вы себе хоть представляете, каково это - когда жен восемь и с каждой из них, мать твою налево, надо согласовывать правки?!
"Работяги из Гесо" посмеивались, духота, так и не разрешившись дождем, все же рассеивалась, и непутевый день, последовавший за странной ночью, как-то даже налаживался, пусть и к закату.
В кармане рабочей куртки ожил мобильный - не желая одновременно ни светить им, ни прерывать задорный монолог Айзека, Нерис махнула рукой - "продолжайте, я сейчас" - и направилась в сторону фургончика.
- Родри, - поприветствовала она звонящего, - я думала, ты обо мне забыл.
- Прости, пришлось покопаться, - с оттяжкой извинился Зануда, - какая-то кошмарно запутанная история для этого захолустья, но имя владельца я таки нашел. Пляши.
- Пляшу. Кто таков?
- Господин по имени Рыс Керидвен.
Нерис показалось, что она ослышалась.
- Как еще раз?
- Рыс Керидвен. Прости, я звоню из архива, тут связь дерьмовая.
- Этого не может быть, - рассеянно пробормотала чародейка, - я проверяла, на Керидвене не было недвижимости в Ривердейле.
- Я же говорю, запутанная история. Ри? Слышишь меня? Ри?
Нерис молчала - рассеянный взгляд ее остановился на банке пива, которую она машинально забрала с собой: "Eagle No.1" - гласила размашистая надпись, над которой раскинуло крылья нечто более похожее на зерриканского кондора.
"Берегитесь орлов", - сказал хиппи-пророк из полусгнившего фургончика.
Кондор на этикетке дрогнул и издевательски расплылся в двух птиц.
- Ри? - надрывался брошенный телефон. - Ри?! Ри, что случилось?! Ри!
Из трейлера Нерис вылетела дикой кошкой; точно так же, в три прыжка оказалась рядом с аэп Ллойдом и широким движением выбила у него из рук банку с пивом, заставив шарахнуться в сторону не ожидавшего такого броска низушка. Сорвавшаяся с пальцев молния цели не достигла - из-за нарастающего головокружения у чародейки были проблемы одновременно с меткостью и концентрацией - и опомнившийся Айзек, поднялся с земли, брезгливо отряхиваясь и осуждающе качая головой.
- Ну что ж вы так... нормально же общались.
- Уходи, - невнятно проговорила Нерис, которую едва слушался заплетающийся язык, - Телор.
Земля рванулась из-под ног, будто опаздывая к новому обороту, и последнее, что видела чародейка перед тем, как свет померк - это Айзека, склоняющегося над упавшим дознавателем.
"Прочь", - хотела сказать она.
Но не успела.
[icon]http://s5.uploads.ru/aQE8X.jpg[/icon]

Отредактировано Нерис (23.07.2017 16:41)

+2

38

Как Нерис и предполагала, наутро – точнее, день – наступило похмелье с скверным привкусом, и дело было не в дрянном геммерском пойле. Так что даже хорошо, что он закончился, толком не успев начаться – закончился без неприятных происшествий, леденящих душу (которой у дознавателя вообще-то не было) происшествий и раскрытия очередных кровавых подробностей.
Телор сквозь натужные попытки двигаться и имитировать деятельность размышлял – медленно и вымученно - о том, что они узнали вечером и ночью, о неизвестном чародее, об эльфе Креване и его предостережениях, о холме, кругах на полях и желудях, отчего-то связанных с кровью. Сознание не желало концентрироваться, обычная привычка опытного дознавателя заниматься расследованием где угодно, когда угодно и во время чего угодно в этот раз дала сбой, в голове словно намешали ваты пополам с осколками стекла, осколки отдавали чадом ночного костра и привкусом непрошенной горечи, такой, которая не нужна никому из присутствующих и пришла сама - где-то между очередной беготней и нуждой не сойти с ума от собственной изломанности и одиночества.
Так что маг этим днем был рассеян, если говорил – то невпопад, работал спустя рукава и встретил предзакатный час с заметным облегчением.
Появление Айзека скорее вызвало раздражение – лучше бы потерялся где-то, разрешив усталому сознанию отдохнуть - но раз они уже потратили столько душевных сил на поддержание легенды, глупо было сейчас всё портить. Поэтому он с готовностью ржал, выслушивая средней паршивости шутки, с оттенком доброжелательной нежности морщился в ответ на тычки под ребра, пил. Пиво сильно кислило, но чего вообще ожидать от Ривердейла? Вот почему их не отправили в, скажем, каэдвенские предгорья или в лирийскую долину – ривский херес или пряный стаут могли бы скрасить этот паршивый день, но - что имеем…
Когда Нерис отошла поговорить по телефону, дознаватель даже почти не отреагировал. Это с равным успехом могли быть её звездная мачеха, какой-нибудь из бойфрендов или бывший муж – он почти бесплодно надеялся на весточку от Нудилы, должен же день принести хоть какие-то результаты, кроме стекла в голове?
- …захожу я, значит, а там прямо посреди квартиры в потолке пробита дыра, и лестница наверх ведет. Богатая такая, винтовая, вся в золоте, мать его, барокко – и это, представь, с потолками в неполные восемь футов! И квартирка небольшая, знаешь, из старых, середины прошлого столетия…
Телор невольно представлял себе эту лестницу, заворачивающуюся спиралью – от зрелища его внезапно замутило.
- Подожди, дружище, - добродушно произнес он и попытался встать, но сильно повело, - что-то не пошло.
И когда успел так набраться-то?!
- Да сиди, сейчас утрясется, - отчего-то с нажимом ответил низушек.
Айзек двоился и смотрел на него как-то… странно. Выжидающе.
Блеск чужой молнии он уловил не сразу, болезненно прикрыл глаза от вспышки и эха, отозвавшегося очередным спазмом – хер знает что, а не вечер. Вязло во рту и тошнота подступала к горлу, помешав отругать напарницу за применение магии – мать твою, неужели зря старались всё это время?!
Но вязкая апатия не дала и слова сказать.
Потом мир страшно и внезапно потемнел.

По ощущениям, прошла секунда, не больше – но открыв глаза, маг долго не мог сообразить, почему небо над ним было темным – вроде же только закат был? - и шло крупными помехами. Попытался протереть глаза, но обнаружил, что не может двигать руками. На языке стыло отвратительное ощущение кошачьей мочи.
Жопа, полная жопа.
Ноги основательно затекли и онемели, зрение фокусировалось до неприятного медленно. Помехи превращались в полосы – маг тошнотворно долго не мог сообразить, что это, а потом понял.
Они были в клетке.
Нерис обнаружилась рядом, тоже связанная. Дышала поверхностно, лоб выглядел восковым, покрытым мелким бисером пота, под неплотно прикрытыми ресницами виднелись белки.
В душе медленно назревала злость самого паршивого толка, мешающая дышать.
Что бы не происходило, очевидно, их раскрыли – значит, придется убивать; дайте просто подержаться за их горло, покажите их лица, а он уж как-то дотянется.
Тяжело привалившись к стене клетки, Телор прикрыл глаза, вслушиваясь в окружающее пространство. Они связали руки, но не могли оградиться от телепатии – один есть, есть и второй, в отдалении, а рядом пока что никого.
Как она сумела понять раньше?
Что пошло не так?
Очнись.
[icon]http://i.imgur.com/hDr2RUc.jpg[/icon][sign]абонемент на пиздец и большую картошку, пожалуйста[/sign]

+2

39

На настойчивый призыв Телора Нерис откликнулась не сразу: пробуждение ее было до отвратительного неприятным - раскалывалась голова, ломило спину, внутренности завязывались в узел, и даже слабый свет, проникавший сквозь полуприкрыте веки, причинял почти физическую боль, так что какое-то время чародейка лишь шумно дышала, пытаясь унять подступающую к горлу тошноту, и не решалась даже пошевелиться. Щека саднила, ныли ноги - волокли их сюда, видимо, не слишком бережно - и болезненное оцепенение отпускало медленно и нехотя: как и аэп Ллойд, Нерис не сразу поняла, на каком свете находится, но весь спектр испытываемых ею неприятных ощущений вкупе с невозможностью пошевелить руками подсказывали ей, что их пьянка с прорабом закончилась просто фантастически плохо; и тот факт, что дознаватели еще живы, внезапно радовал не так сильно, как должен был бы. Если их не убили сразу, значит, приготовили им какую-то худшую участь - с другими целями побежденных противников в живых не оставляют; а чародеям, увы, приходилось признать полное поражение: раскрытые, плененные и связанные, они теперь могли надеяться лишь на чудо, что помогло бы им выбраться из этой дерьмовой ситуации.
Я тут, - слабо откликнулась Нерис, - я тут.
Она неловко попыталась подняться к земли и, не в силах держаться прямо, привалилась к прутьям клетки - взгляд, перед которым плясали черные точки, все еще плохо фокусировался, и в свете висящих на ветвях фонарей чародейка смутно различала несколько фигур в балахонах чуть поодаль, а дальше все превращалось в сплошное темное пятно. Фонари на деревьях навевали смутные воспоминания, и ватный рассудок не сразу подсказал - террикон. Они сейчас на том самом терриконе, который осматривали вчера; где готовили странное празднество и где, по всей видимости, встретили свой конец их предшественники - прошлые рабочие Айзека.
Нерис отчаянно зажмурилась и замотала головой.
Владельцем дома числится Рыс Керидвен, - скороговоркой забормотала она, - Айзек врал нам с самого начала - нет никакой спешки, потому что нет никакого заказчика. Этот дом у них, должно быть, что-то вроде долгоиграющей ловушки - кто этих работяг из Гесо считает? Никакого договора и концы в воду - империя большая, не найдут.
И нас не найдут - эту невеселую мысль Нерис каким-то образом удалось удержать при себе, хотя сейчас она беспокоила сильнее всего: дознавателей Бюро, в отличие от разнорабочих из неблагополучных провинций, точно станут искать; однако их пребывание в Ривердейле было фактически самовольным, и пастору навереяка с легкостью удастся отговориться - дескать, были, провели проверку и уехали; тому найдется десяток свидетелей, а проверять мозги каждого никому не придет в голову. Что страшного может скрывать сознание среднестатистического мормона? Рецепт семейного пудинга?
- Зря вы не уехали, господа дознаватели.
Помятутый дьявол не замедлил явиться: чародейка подняла тяжелый взор на внезапно выросшего у клетки господина настоятеля, разглядывавшего плененных чародеев с насмешливым любопытством. Его сопровождало несколько человек, облаченных во все те же темные балахоны: корпоративный стиль тут выдерживали удивительно четко, даже в Бюро дознаватели чаще пренебрегали уставной необходимостью носить мундир.
- Впрочем, вам в некотором роде повезло: немногим приезжим выпадает удача поучаствовать в нашем маленьком празднике; а те, кому выпадает, никогда не возвращаются обратно. Прежними.
Пауза между словами была многозначительной.
Нерис молчала - достойная язвительная отповедь никак не шла на ум; развлекать пастора и его паству несмешными угрозами вроде "нас будут искать" чародейке не хотелось, а слюны для меткого плевка как назло было мало - в горле пересохло и язк едва не прилипал к небу. Настоятель, так и не дождавшийся ответа, помедлив, выпрямился, кривя губы в усмешке.
- Ваш час придет позже, а пока - будьте нашими гостями. Ренна, надень на гостей их особые ожерелья, негоже представать перед Хозяйкой без украшений. Господа, - пастор отвесил чародеям шутовской поклон, - еще увидимся.
Он подал знак сопровождающим, и те безмолвной толпой покорно последовали за ним; один замешкался рядом с клеткой - Нерис случайно поймала яркий аквамариновый взгляд, показавшийся ей смутно знакомым, и вздронула от узнавания. Он кивнул ей одними веками - по складкам балахона скатилось что-то блестящее и пропало в темной траве - и отвернулся, спеша нагнать своих спутников. Нерис дождалась, пока они скроются с глаз, а потом, пользуясь тем, что охранники отвлеклись на поиск "ожерельев" ловко подползла к решетке и слепо запустила одну из связанных рук в пырей. Пальцы коснулись чего-то холодного - поспешно спрятав вещицу в ладони, чародейка так же проворно отползла подальше от прутьев, к аэп Ллойду, чтобы, воротвато оглянувшись, продемонстрировать ему добычу: в тусклом свете фонарей слабо поблескивало тонкое, потемневшее от времени лезвие.
Креван. - коротко пояснила чародейка. - Это был Креван. Нам нужно успеть до того, как на нас наденут двимерит.
[icon]http://s5.uploads.ru/aQE8X.jpg[/icon]

Отредактировано Нерис (24.07.2017 16:52)

+2

40

Выходит, их с самого начала водили за нос, и большинство предпринятых мер предосторожности было совершенно бесполезными и только отняли драгоценное время, за которое, может быть, они бы смогли вызнать что-то ещё. Телор понятия не имел, что за праздник им анонсировали, но заранее, авансом, не желал принимать в нем никакого участия на чужих условиях.
Пока пастор глубокомысленно посвящал их планы относительно наступившей ночи, дознаватель, глядя снизу вверх слезящимися глазами, пытался разболтать узлы, но, на беду, связали их крепко и на совесть. Тот, кто этим занимался, либо обладал талантом и опытом матёрого скалолаза, либо знал, на что способны маги в бешенстве, а скорее – все вместе, так что добиться каких-либо успехов не удалось.
Оставалось надеяться, что им действительно повезло – ну, учитывая то, что Роди накопал, рано или поздно эту контору должны прикрыть, заинтересовавшись несоответствием формального и фактического. Но шанс того, что это случится до того, как на них наденут занятные украшения и отведут… ну, допустим, на кровавые жертвы (какой же веселый мормонский праздник без кровавых жертв, и наверняка в этот раз обойдется без меркурохрома), казался мизерным.
Если бы речь не шла о них самих, единственным с дознавательской точки зрения верным вариантом было б досмотреть на ритуалы до конца, и тогда уже накрывать всё и вся, имея на руках неопровержимые доказательства виновности. В любом другом случае существовал риск того, что затаскают по судам уже их самих: к сожалению, прогрессивный век обеспечивал преступникам огромное количество юридических возможностей избежать наказания. Но принимать участие в этом балагане, доведя процесс до опасной черты, Телор не имел ни малейшего желания.
Давай сюда и повернись спиной. У тебя на руках меньше веревок, - распорядился он и безотлагательно принялся за освобождение рук напарницы.
Попутно думал. Вслух, если можно было так говорить в отношении телепатии. Мысли ворочались тяжело и неторопливо, сопротивляясь любым попыткам себя растормошить.
Что тут делает Креван? Был ли он тем чародеем прошлой ночью, который пришел их… что, кстати? Раз они с самого начала знали, что дознаватели тут - попугать, поглумиться? Поиграть, как кошка с мышками?
Нет, дать культистам возможность потерять бдительность, покорно дождавшись, пока принесут двимерит – не вариант. Ожерелья, анонсированные пастором, вполне могут оказаться ошейниками со сложным замком – Телор самолично видел такие, когда они накрывали подпольное заведение для тех, кому надоели обычные развлечения. Купить подобные игрушки сейчас – не проблема, просто нужно знать, к кому обращаться, и обладать деньгами. Очень кстати интересно, как они проводили это все у себя по расходным книгам.
Навязали на совесть, и резать вслепую было неудобно, опасно – постоянно где-то рядом нависал шанс порезать кожу, а не веревку – и малопродуктивно. Телор трижды пожалел о своем решении остаться тут, в этом городишке с его гребаными мормонами, потом дважды – о том, что вообще родился на свет, потом порезался, пытаясь понять что-то наощупь, а после синтетика начала понемногу поддаваться.
Лишь бы только лезвие не сломалось раньше времени.
Вдруг поднялся сильный ветер, такой, что ветви деревьев, нависающие над клеткой – клеткой из ивы, почти механически отметил дознаватель – буквально хлестнули по ней, а стволы согнулись. Такая внезапная смена погоды напугала бы любого, но для магов было вдвое неприятнее, потому что вслед за порывом из-за темного склона террикона поднималось… что-то. Нечто. Оно было ещё неблизко, Великое Солнце разберет, не в другом плане ли, но окружающее пространство стонало и прогибалось, предчувствуя скорое появление.
Я предпочту, если это будет приход от плюшечек Кревана, - тоскливо посетовал Телор, борясь с оцепенением в собственных пальцах – быстрее, ещё быстрее, потому что это явление не предвещало ничего хорошего, могло предвещать только начало того самого праздника, о котором говорил пастор.
Гости. Ритуалы. Хозяйка. Кровь и желуди.
Кто бы его спросил – выглядит так себе.
Кто такая Хозяйка…? Хотя ладно, неважно. Слушай внимательно – как только появится возможность, беги. Я задержу их. Постараюсь. Сумеешь добраться до машины – считай, спасена, гони в Ларами, выстрели по кому-нибудь, это самый быстрый способ получить два загона полиции и вертолет.
Стоило только затекшими пальцами почувствовать, что одна из петель ослабилась и поддалась, как пришлось торопливо прятать лезвие в ладонях и змеиным движением отстраняться.
К клетке шел один из культистов, женщина в объемном темном балахоне – видимо, Ренна - и на лице у нее была нарисована безмятежная улыбка. В руках она действительно несла множество нанизанных на грубую веревку серо-бурых камушков – отдаленно это напоминало четки - от которых магу ещё за три шага стало дурно, а перед глазами снова заплясали пятна.
- Отец сказал, сегодня это будут ожерелья, - почти мурлыкала она, - значит, затянуть на шее потуже?
Эстеты, мать вашу.
Но шум поднимать нельзя, поэтому, героически преодолевая тошноту, Телор сосредоточился, вспоминая несколько лет как уже забытые неконвенционные навыки. Сквозь двимеритовый фон приказы пробивались искаженно и неточно, и гордость получившего за спецкурс по телепатическим вмешательствам результирующий балл А++ дознавателя на выходе превратилась в нечто почти позорное.
Но, впрочем, теперь внимание было приковано исключительно к нему.
- Ошейники? – женщина склонила голову к плечу, сыто улыбнулась, - хорошая мысль. Так и сделаем.
Давай.
Оставалось надеяться, что неконвенционные знания Нерис, вынесенные из Риссбега, тоже не улетучились из её головы.
- Гав, - устало отозвался Телор, не прерывая как зрительного, так и телепатического контакта.
[icon]http://i.imgur.com/hDr2RUc.jpg[/icon][sign]абонемент на пиздец и большую картошку, пожалуйста[/sign]

+1

41

При виде потрясающей двимеритом Ренны Нерис попятилась, будто бы в страхе, на самом деле отчаянно стараясь спрятать за спиной кисти, сложенные в необходимом жесте. Близость враждебного чародеям металла сбивала заклинание: тонкие ростки его чахли, не превращаясь в лозу, но Нерис упрямо, сквозь головную боль и шум в ушах, тянула слабый ручеек силы, нехотя покорявшийся ее воле, пока Ренна, глядевшая на аэп Ллойда с нездоровым вожделением, неумолимо надвигалась на дознавателей. Контур замыкался с трудом, дрожал под пальцами, съеживался от прикосновения к двимериту - чародейка завершила его усилием, явственно ощущая, как рот наполняется металлическим вкусом крови.
И замерла, чутко выжидая момент.
Ренна склонилась над Телором, довольно скалясь, по-хозяйски положила ладонь ему на затылок, запустила пальцы в волосы, заставляя запрокинуть голову и, второй рукой поднесла поближе ожерелье...
И тогда Нерис дернула.
Не издав ни единого звука, женщина упала, как подкошенная, и почти в то же мгновение вскочила на ноги чародейка, бросаясь к напарнику - от резкого движения моментально начало мутить, но Нерис проглотила тошнотворный ком и поспешно принялась перерезать веревки аэп Ллойда.
Она парализована, - сбивчиво объясняла она, - сними с нее балахон и посади ее как-нибудь естественно, будто это кто-то из нас без сознания. И закрой ей глаза, а то роговица высохнет. Сейчас бы кого-то еще поймать...
Вторую жертву долго искать не пришлось - им стал случайный гость чудесного праздника, которому не посчастливилось пройти неподалеку: Нерис позволила ему приблизиться, а потом ровно так же свалила с ног парализующим заклинанием - дознаватели усадили его рядом с Ренной, прикрыли обоим веки и, низко надвигая капюшоны на глаза, выскользнули из клетки. Двимеритовые бусы чародейка предварительно с видимым удовольствием втоптала в землю, даже сквозь обувь ощущая неприятный зуд в ноге, но оттого лишь яростнее вдавливая ненавистный металл в здешнюю пыльную почву.
Колдовство могли услышать. Им надо скорее бежать.
Подмогу сам вызовешь. Потом, когда выберемся. Надо найти, где тут выход.
Их побег, кажется, остался незамеченным, и закутанные в модные здесь балахоны дознаватели неплохо сливались с толпой - до той поры, во всяком случае, пока никто не попытался бы заглянуть им в лицо, ибо члены здешней маленькой общины наверняка знали друг друга и чужаков на празднике не ждали. Опасаясь разоблачения, чародеи сторонились людей - но те, впрочем, не слишком искали внимания: сейчас все участники праздника стекались к границе леса, обрывавшегося почти у самой вершины террикона, и как один устремили взгляды в ночное небо - Нерис, не сумев перебороть любопытство, тоже запрокинула голову, опасно рискуя быть узнанной.
И тихо охнула.
Ровно над полем с агроглифом небо разверзлось - из прорехи в ткани мироздания ударил порыв ледяного ветра, оставивший инеистый след на траве, а затем на вершину террикона один за другим стали нисходить... пришельцы? Быть не может - мысль эта представлялась одновременно дикой и единственно правдоподобной: облаченные в черные одежды, непривычно бледные, нечеловечески высокие и вообще определенно не люди, они более всего походили на эльфов - но было в их лице что-то, что не позволяло спутать гостей праздника с жителями темерских резерваций. В них явственно проступало нечто чуждое, злое и пугающее; что-то не оставлявшее сомнений в том, что прибыли они определенно не с добром - однако столпившиеся у края леса мормоны приветствовали явление каждого из них восторженными криками, становившимся все более и более экзальтированными.
Это гости с неба, - пораженно пробормотала Нерис, - Телор, это гости с неба... Креван был прав.
Она тоже предпочла бы, чтобы это был приход от эльфских наркотиков, но все определенно происходило наяву.
На самой вершине террикона возвышалось подобие трона из ивовой лозы и человеческих костей - в нем, боком к дознавателям, сидел кто-то, кого пока разглядеть не представлялось возможным, и у ног его томно щурили глаза две рогатые прелестницы, явно многообещающе поглядывавшие на гостей из другого мира.
Гости, впрочем, на всех смотрели пугающе холодно.
Последним на вершину горы ступил, по всей видимости, предводитель - возвышавшийся даже над своими рослыми собратьями, он отличался от остальных еще и алым рисунком на лице - и вот тогда навстречу ему с возведенного на вершине трона шагнула обнаженная женщина, перед которой моментально склонились все присутствовавшие.
Хозяйка, - угадала Нерис.
И поспешила последовать их примеру.
[icon]http://s5.uploads.ru/aQE8X.jpg[/icon]

Отредактировано Нерис (14.08.2017 19:39)

+2

42

Одной из причин, по которым Телор плохо работал – вернее, не хотел работать - в команде, было то, что его напарники в самые неподходящие моменты реагировали так, что чаще всего их лучше бы и не было вовсе - обошлось бы меньшей кровью. Краеугольный камень тотального недоверия ко всем коллегам схожего ранга заключался в том, что опыт и навыки аэп Ллойда слегка превышали его должность, и каждый раз выходило так, что он влипал в полностью соответствующую им задницу, а вот интуиции напарника было явно недостаточно для того, чтобы понять, что нужно сделать и когда.
Телор очень надеялся, что в этот раз все будет иначе, но то, как все гладко прошло, как она хорошо отработала, всё равно вызвало какой-то неуместный восторг, перебивший даже тошноту от прикосновения к двимериту.
Всё ещё вело и мутило, но, по крайней мере, они оказались способны шевелить руками и ходить – не иначе, как от прилива адреналина, потому что было от чего, и неудачное пленение было почти не при чем.
Гости с неба напоминали сомн призраков, но, что странно, с каждым шагом становились словно материальнее – не жалуясь на прояснившееся зрение, Телор внимательным взглядом подмечал становящиеся более резкими черты, проявляющиеся морщины вокруг глаз. Пришельцы действительно казались эльфами, но ничуть не напоминали тех заморышей, что вырождались в резервациях – будучи как минимум на полторы головы выше каждого из них, выглядели почти идеальными, напоминая не то древние эльфийские статуи, не то воплощение мечтаний любой юной нильфгаардки, увлекавшейся романами про томных дев затертых времен императора Торреса.
Телор слышал отголоски сильного, мощного волшебства, а обрывки того, чем открыли портал – разрыв в сфере? Провал в мироздании? - до сих пор звенели в ушах. Счастье было только в том, что их пропажи пока ещё никто не заметил, больно уж все увлеклись явлением гостей с неба – да и сами дознаватели, повидавшие на своем веку немало и удивительных, и мерзких вещей, вряд ли сейчас могли бы похвастаться полным безразличием к происходящему. Маг даже замешкался последовать примеру напарницы, на чем едва не прокололся. Ну, просто потому что засмотрелся на обнаженную женщину, грациозно ступающую босыми ногами прямо по короткой колючей траве террикона.
Не потому, что она была обнаженной.
А потому, что руки у нее были по локоть в чем-то алом.
Аэп Ллойд почувствовал, что тошнота снова подступает к горлу, и смотрел в землю с облегчением. Мысли разрывали все ещё не оправившуюся от дурмана голову: как так, прямо на виду, в таком захолустье, в таком с виду приличном месте…
Какой бы соблазнительной ни была картина сухой земли, долг обязывал выяснить, что происходило, и он выяснял – сколько удавалось без угрозы разоблачения и насколько позволял глубоко опущенный на лицо капюшон. Ноги женщины – Хозяйки - тоже были испачканы красным, словно она ходила по щиколотку в чем-то… мерзостном. Несмотря на её совершенные формы, ни один из пришельцев не смотрел с вожделением: их взгляды были полны презрения ко всем окружающим, и лишь к Хозяйке они отнеслись с толикой уважения.
Вероятно, они были близко и хорошо знакомы – предводитель и эта женщина, которая на самом деле была неизвестно… чем. Пока они были заняты витиеватым и по-своему теплым приветствием, Телор решил рискнуть и змеей скользнуть мимо нескольких десятков раскрытых, разгоряченных сознаний – туда, в этот холод, который почти физически стекал с самой вершины холма. На полпути его скрутило так, что Телор забыл, как дышать. Скрутило и вышвырнуло, хотя он ничего не успел сделать – но эти всё равно почувствовали.
Холодный взгляд эльфа скользнул по толпе с брезгливым любопытством.
Маг торопливо опустил глаза.
Я не знаю, что это за чудовища, кто они и откуда взялись.
Повелитель вальяжно потрепал одну из суккуб (Великое Солнце, где же их-то взяли?! Их же вроде перебили еще добрые сто лет назад) за щеку перед тем, как опуститься на трон.
- Ведите избранных! – приказал кто-то за их спинами, и Телор узнал голос пастора.
И у них было совсем мало времени перед тем, как здесь случится что-то непоправимое.
Но мы должны их убить.
[icon]http://i.imgur.com/hDr2RUc.jpg[/icon][sign]абонемент на пиздец и большую картошку, пожалуйста[/sign]

+2

43

Ты с ума сошел! - от возмущения Нерис едва не произнесла этого вслух, но вовремя осеклась и склонилась перед гостями тем ниже, чем сильнее ей хотелось прикрикнуть на Телора. - Убить их? Сейчас? Посреди этого гребаного шабаша? Нам бы самим ноги отсюда унести!
А уносить ноги наставало самое время: за приказанием пастора последовала некоторая заминка, поначалу воспринятая почти восторженно - ожидание лишь подогревало псевдорелигиозный пыл участников сборища, встретивших приказание восхищенными воплями - но чем дольше она затягивалась, тем явственнее в ночном воздухе ощущалось разливающееся напряжение. Восторг сменился неловкостью - восторженные крики притихли, и культисты неуверенно переминались с ноги на ногу, обмениваясь вопросительными взглядами. Нерис пользовалась всеобщим замешательством, чтобы отступить подальше от первых рядов и затеряться в толпе, и упрямо тянула за собой Телора, уговаривая чародея:
Выберемся отсюда, сразу вызовем наших. Они тут все накроют. У них двимерит, ты видел? Их толпа! Мы одни не справимся.
Ее бесцеремонно оттолкнул в сторону сектант, поспешно проталкивавшийся к пастору - выглядевший крайне взволнованным, он что-то встревоженно прошептал на ухо священнику, и тот отшатнулся от него, будто от зачумленного. Толпа затихла совершенно, и в наступившей тишине тем громче прозвучал надтреснутый от страха голос святого отца.
- Они сбежали, Госпожа.
Хозяйка недовольно свела идеальные, будто нарисованный брови - и этой нехитрой гримасы недовольства было достаточно, чтобы по долпе пробежал панический ропот: Нерис с мстительным злорадством наблюдала за тем, как меняется в лице пастор, становясь одного цвета с белой стойкой своей сутаны, однако предводитель пришельцев, разглядывавший со скучающим равнодушием, казался совершенно невозмутимым.
- Найти их, - лениво распорядился он, вальяжно разваливаясь на троне, - и приволочь ко мне. Никакого праздника, пока я их не увижу. Вина.
Суккубы насмешливо щурили миндалевидные глаза, ластились к рукам пришельца и негромко хихикали, глядя на испуганных людей. Гости праздника обменялись несколькими короткими и насмешливыми фразами, после которых трое из них почти одновременно сделали шаг - и пропали с глаз, будто бы в незримых порталах.
Несколько сектантов поспешно кинулись исполнять приказание, остальная же толпа загудела разбуженным ульем и точно так же пришла в движение - попятилась назад, словно в страхе перед гневом гостей праздника - и все взгляды обратились на святого отца, недавний испуг которого теперь явственно сменялся на ярость.
- Найти их! - отрывисто и зло командовал пастор. - Прочесать здесь все!
Толпа рассыпалась в стороны по одному его слову, и Нерис, пользуясь этим, потянула за собой Телора - отчаянно делая вид, что разыскивают сами себя, они поспешно скрылись в чахлой рощице, покрывавшей этот склон террикона. Вниз, к подножию холма, вела кривая и нехоженая дорожка - под ноги то и дело подворачивались корни, ветви летели в лицо и неудобные, с чужого плеча балахоны то и дело цеплялись за низкие кусты. Одна из веток сбила капюшон с головы Нерис, другая - распорола плащ Телора; но близость заветной цели заставляла позабыть об осторожности - не трудясь поправить свою маскировку, они бежали вниз, спотыкаясь и петляя, и чародейка уже почти могла разглядеть с высоты сетчатый забор, преграждавший путь к вершине.
Рощица внезапно оборвалась, и дознаватели буквально вылетели на залитую лунным светом поляну, где Нерис едва успела остановиться, чтобы с размаху не влететь в стоящего на поляне пришельца.
И вцепилась в локоть аэп Ллойда, чувствуя, как сердце подкатывает к горлу.
Вблизи он казался еще выше - а выражение его нечеловеческого лица еще страшнее; однако в холодном взгляде будто бы эльфа, скользнувшем по их лицам, не виделось ни узнавания, ни подозрения - это скорее было похоже на оценивающий взор, которым автолюбитель окидывает выставленные в салоне машины.
- Хорошо, - после паузы одобрил что-то пришелец на хорошей Старшей Речи, - вы мне нравитесь. Раздевайтесь.
Нравы пришельцев, по всей видимости, были весьма просты.
- Он, - Нерис явственно ощущала, как язык от страха прилипает к нёбу, - он сказал никакого праздника, пока не найдут беглецов.
- Имлерих? - пришелец скривился, как от чего-то кислого. - Да плевать вообще, переживет. Пусть сам ищет своих избранных, а мы начнем праздник чуть раньше. 
И решительно шагнул к чародеям.
[icon]http://s5.uploads.ru/aQE8X.jpg[/icon]

Отредактировано Нерис (21.08.2017 20:15)

+2

44

[audio]http://pleer.net/tracks/14465977aHia[/audio]
Сошел, - честно признавался Телор, - зато пока они ищут, это такой отличный шанс к ним подобраться незамеченным. Суматоха, дезинформация, м-м-м, мое любимое.
Он усиленно делал вид, что разыскивает сам себя, внутренне, правда, оставшись до предела напряженным. То, что они избавились от веревок и двимерита, вовсе не означало победу, не означало и благополучного исхода; а одно на двоих лезвие, надо думать, было крайне паршивым оружием.
Особенно паршивым оно казалось тогда, когда их почти поймал высокий эльф с неприятными глазами. Телор совсем недолго пытался сойти за местного, потом плюнул и посмотрел ему в лицо, чтобы запомнить. Ну, на самом деле нечасто ведь встречаешь такого ублюдка, следует зафиксировать в памяти.
На что только не пойдешь ради спасения.
- Хорошо, господин, - очень покорно отозвался Телор, начиная стаскивать с себя ритуальные одеяния. Краем глаза успел заметить довольный блеск в эльфских глазах, а потом швырнул тряпку вперед - резким движением, метя в лицо, а правой рукой с зажатым в ней лезвием решил проверить, достаточно ли хорошо помнит анатомию остроухих.
Хорошо, что они были в праздничных костюмах, а не, к примеру, в бронежилетах. Тогда, конечно, вечер бы закончился намного быстрее, и совсем не с таким счетом, а пока что можно было хотя бы кратенько поторжествовать.
- Потому что насиловать моих сотрудников имею право только я, - четко произнес Телор прямо на ухо эльфу, пока тот оседал.
Впрочем, задерживаться не стоило – и они снова побежали.

Какое-то время казалось, что удача повернулась лицом, и они благополучно покинут это гостеприимное место, принесут в столицу уйму полезной информации – и тут уже всерьез можно рассчитывать на повышение, премию и внеурочный отпуск – но, как всегда и случалось, в самый последний момент фортуна показала свою arse.
В этот раз задница имела вид двух высоких эльфов. Нехорошо щурясь, они держали в руках что-то, что Телор не мог охарактеризовать при всем желании. Не то оружие, не то сгусток наполовину сформированной в заклинание силы, плазматически подрагивающей и нестабильной, но остроухие парни, судя по всему, знали, как с этим обращаться.
- А вот и вы, - безошибочно определив принадлежность, неприятно прошипел один из них и махнул рукой.
Воздух задрожал, и прямо у ноги дознавателя вдруг в темноте возникла дышащая морозом лиловая сфера, из которой что-то стремительно выскочило, цапнув его за лодыжку и сбив бег.
«Что-то» выглядело как помесь собаки с гоэтической тварью, было колючим и обожгло кожу через одежду своим дыханием – а в слюне была то ли кислота, то ли еще что, так что больно было вдвойне.
Маг не удержался на ногах, прокатился по сырой листве, где-то там посредине кувырка попытавшись наколдовать убогий щит, но эльфский маг успел раньше – и метнул в него то, что держал в руках.
Последнее, что запомнил Телор – так это гадкую улыбку на тонких, сине-черных губах. Потом стало ослепительно и больно.

Очнулся от удара. Его волокли по земле, держа за ноги и предоставив лицу встречаться со всеми попадавшимися на дороге ветками и корнями деревьев. Руки снова были связаны. И стоило так дергаться, если всё равно к тому привело?
Тащили, впрочем, недолго – видимо, он порядочно времени провел в отключке, потому что над головой снова не было деревьев, а то, на что его швырнули, очень подозрительно напоминало удобной формы плоский камень, и лопаткой он чувствовал желобок.
Шея почти не двигалась, но, скосив глаза, он мог увидеть Нерис – с той обошлись чуть более милосердно, но всё равно всё было чертовски плохо.
- Его первого! – визжали где-то неподалеку голосом Ренны. - На его руках кровь наших господ! Я чую это! Обманщик, обманщик! Сука!
Она рассмеялась и пнула его по ребрам ботинком, кратковременно очутившись в поле зрения.
Телор снова устало закрыл глаза. Как бы он ни привык бороться – сейчас он не видел ни единого выхода. Как же так вышло…
Его подхватили под руки и поставили на колени перед эльфским владыкой, с умеренной скукой на лице пьющем вино из богатой старинной чаши. Одна из суккуб ластилась к его колену, вторую, кажется, уже кто-то удовлетворял прямо за троном.
- Действительно, с чего начать? – промурлыкала за спиной Хозяйка, и ее голос ввинчивался в уши, - сварить его? Или нет, слишком просто. Давайте съедим ее живьем, а он пусть смотрит.
- Она красивая. Отдайте ее мне, - сказал ещё кто-то, судя по говору – тоже эльф, - а потом делайте что хотите.
- И мне, - мерзкий смешок ещё одного.
- Нет. Не надо. Не трогайте её, - едва ворочая языком, понимая, что совершает совершенно бесполезные вещи, произнес Телор. Упрямо вскинул глаза на эльфа, - прошу.
- А на что ты готов ради этого? – сухо, подавшись вперед, вдруг спросил старший из эльфов, глядя на него холодными, почти белыми глазами. Будто змея с любопытством раздумывала – укусить или придушить сначала ради забавы.
- А пусть сам, пусть сам это сделает! – хрипло и радостно смеялась где-то за спиной Ренна, - пусть сам принесет себя в жертву! Тогда девка умрет быстро.
Телор заставлял себя смотреть вперед. Было тяжело.
Эльф погано улыбнулся.
- Ну, ты слышал условие. Выполняй. Или боишься? Ну тогда, пожалуй, сначала поразвлекаюсь я. Вы, дхойне, такие трусливые… даже смотреть противно.
- Не надо, - ответил Телор, - не надо. Я все сделаю.
- Развяжите ему руки, - с гнусной ухмылкой произнесла Хозяйка, кажется, облизнувшись.
Стонала за троном суккуба, где-то слева в темноте звенел ошалевший безумный сверчок. Толпа, стянувшись в темное, плохо различимое кольцо, молчала.
- Режь! - захлебывалась Ренна, - режь!
Возможно – оставался мизерный шанс – что они выполнят обещание, и тогда ей будет проще.
Он сам протянул руку за кривым ножом.
И было больно.
Кровь из предплечья вытекала быстро, толчками, и шипела, попадая в костер. За языками пламени виднелась подавшаяся вперед Хозяйка, выглядевшая так, будто вот-вот получит оргазм, и Телор перевел взгляд на напарницу.
Напоследок хотелось смотреть на что-то хорошее.
Прости. Надеюсь, ещё встретимся где-нибудь. В аду.
И, уже теряя сознание, успел удивиться неожиданно яркому свету, пришедшему сверху, и чьему-то истошному крику.
Наверное, почудилось.
[icon]http://i.imgur.com/hDr2RUc.jpg[/icon][sign]абонемент на пиздец и большую картошку, пожалуйста[/sign]

+2

45

- Нет! - Нерис рванулась вперед до хруста в плечах; с такой силой, что пленители, не ожидавшие от изможденной пленницы подобной прыти, едва сумели удержать ее. - Нет! Телор, не смей! Не смей, нет, пожалуйста! Телор!
Ей досталось разве что чуть меньше, чем чародею, и определенно не милостью пленителей, но скорее по счастливой случайности: с добычей пришельцы не церемонились совершенно, и это означало, что живыми они их не интересуют ни в каком виде. Их волокли на убой - обдираясь о камни и траву, Нерис с отчаянием понимала, что все заканчивается здесь и сейчас - и от этого бритвенно-острого осознания накрывала тошнотворная паника, которую чародейка давила лишь усилием воли. Если умирать, то умирать с достоинством, - убеждала она себя, глотая сгусток липкого страха, застрявший в глотке. Не давать им поводов для торжества. Не развлекать мольбами, не плакать - так говорила себе Нерис, державшаяся пока ее волокли к трону эльфа по имени Имлерих; державшаяся, когда ее швырнули на ритуальный камень; и даже когда пришельцы лениво обсуждали, в каком порядке ее стоит насиловать перед смертью, она держалась.
Она думала, что сумела себя убедить. Она думала, что смирилась.
Она ошибалась.
- Телор! Я прошу тебя, пожалуйста! Не надо! Телор!
Она сломалась в тот момент, когда в руках чародея тускло блеснул кривой ритуальный нож; и тогда страх всколыхнулся удушающей волной, ударил по глазам, выкрутил суставы - Нерис плохо понимала, чего пытается этим добиться, но колотившееся в груди, паническое и надрывное требовало выхода; рвалось из горла криком и билось в отвратительной истерике.
И она с ужасом понимала - все напрасно; все мольбы и крики - зря; он сделает это, потому, что так решил; и колотившееся в груди взвивалось выше, и глаза застилала пелена.
- Телор! Телор, смотри на меня! Пожалуйста! Смотри на меня! Телор!
Он смотрел. До самого конца - Нерис ловила его взор так жадно, словно от этого что-то зависело; словно взглядом могла удержать чародея в сознании, и оттого боялась моргнуть - смотри на меня, пожалуйста, смотри, смотри, не закрывай глаза. Ты обещал, что вместе; мы же напарники, я же объясняла - а ты опять ничего не понял, дурак, и опять решил за всех; не опускай взгляда, не отводи глаз... Набежавшие слезы совершенно застлали взор - Нерис поспешно хлопнула веками, чтобы их смахнуть - и когда в это же мгновение аэп Ллойд тяжело осел на ритуальный камень, чародейка коротко завыла, снова дергаясь вперед.
Ее удержали.
- Мы же напарники... Мы же напарники... Телор... Пожалуйста...
Аэп Ллойд безвольно заваливался на бок; внезапно умолкла стонавшая за троном суккуба и трель сверчка вдруг оборвалась на высокой ноте.
Кто-то коротко рассмеялся в наступившей тишине.
- Какие же дхойне дураки, - высокомерно процедил один из эльфов, - хоть колдуны, хоть нет. Все до единого.
- Прямо здесь ее, - распорядился восседавший на троне, - рядом с трупом этого ублюдка. Чтобы видела.
Нерис слабо рванулась, когда ее безжалостно дернули вверх, а потом бесцеремонно швырнули на землю - слезы катились по щекам по инерции, и сквозь их пелену она безразлично следила за тем, как алая муха ползет по лбу склонившегося над ней эльфа - чародейка, сморгнув слезы, успела разглядеть, как та перемещается с со скулы на висок, а потом что-то негромко хлопнуло, и Нерис едва успела откатиться в сторону, чтобы ее не придавило рухнувшим на землю телом.
И ночь расцвела криками.
Хозяйка недовольно сдвинула брови; рванулся с места главный пришелец; и безмолвная до того толпа бросилась врассыпную - в последний момент Нерис успела ухватить за лодыжку бегущую Ренну, что грохнулась оземь, отвратительно визжа. На помощь ей не пришел никто - все были заняты спасением своей шкуры - хлопки теперь звучали чаще и с обеих сторон; чуть поодаль с неба на землю с характерным приглушенным стрекотом ударил яркий сноп света.
- Именем президента, - грянуло с небес, - сложите оружие и сдавайтесь!
Неизвестно, откуда в руках у избитой чародейки взялось столько силы, но сопротивляющуюся Ренну она подтащила к себе буквально за несколько мгновений, рывком перевернула на спину и с чувством отвесила ей смачную оплеуху, прежде чем вонзить в горло кривой ритуальный нож. Визг культистки перешел в бульканье, тело ее выгнуло судорогой, и Нерис с наслаждением ударила второй раз в грудь, заставляя ровно лечь на землю. Кровь заливала руки по локоть - дознавательница с удовольствием била бы ее еще и еще, превращая тело в кровавое решето, но ей нужна была Ренна и нужен был нож, который Нерис с некоторым усилием извлекла из грудной клетки культистки. Поток крови, хлеставший у той из горла, начинал слабеть, и это означало, что ей надо торопиться: на негнущихся ногах чародейка подползла к лежащему на земле аэп Ллойду, поспешно приложила пальцы к его шее и, не почувствовав подушечками даже слабого удара, только отчаянно стиснула зубы.
Мало времени, очень мало.
И не глядя резанула по собственному предплечью.
Ее кровь смешивалась с кровью Ренны, щедро залившей ее, а потом - с кровью Телора, чью безжизненную руку она подхватила, крепко вцепляясь в предплечье так, чтобы их раны совпали.
И, коротко вдохнув, заговорила.
Выстрелы звучали теперь уже совсем близко; кричали люди; с неба надрывался властный голос, требовавший сдаться; мимо пробегали здешние культисты и нездешние гости - Нерис даже не поворачивала головы: зажмурившись для верности, покачиваясь в такт строкам, она нараспев произносила заклинание, за которое, если все пойдет хорошо, ее потом наверняка посадят. Шестнадцатое неконвенционное, третья модификация - Ванье не успел дать ей название, но Нерис помнила каждое слово так четко, будто оно было выжжено в ее сознании - bloed dice easnadh - ты не умрешь сегодня, чертов ты дурак; или мы умрем вместе - как напарники.
Bloed dice easnadh, caem a aenye
Тугой жгут силы, свитый из умирающей Ренны, крепко связал сомкнутые руки, и Нерис явственно почувствовала, как сердце пропустило удар - и замершая грудь аэп Ллойда слабо приподнялась и опала, потом приподнялась снова и опала снова.
Хорошо, да. Хорошо. Вот так. Сиди и читай, пока хватит сил, и пусть мир вокруг хоть догорает.
Bloed dice easnadh, caem a aenye
Спасай то, что близко. Спасай то, что можешь. Спасай то, что дорого - Нерис слышала слабое эхо чужого сердца, откликающегося на заклинание и сквозь остатки слез холодеющими губами упрямо бормотала:
Bloed dice...
Не бросай меня.

Ей показалось, что она лишь запнулась на мгновение, но в следующий момент глаза она открыла уже в вертолете - ей в лицо что-то отчаянно кричала Петра, которую Нерис и не признала поначалу - кажется, дознавательница пыталась у нее что-то спросить, но чародейка плохо понимала, что, и только ощущение чужой руки в руке - теплой, явно живой - дарила спокойствие.
- Bloed... - слабо сказала Нерис.
И свет снова померк.

- Это дерьмо исправит только коньяк, - вынесла свое экспертное заключение госпожа ван Баккер, брезгливо отодвигая от себя бумажный стаканчик с кофе из автомата.
Заговорщицки оглянулась и выудила из внутреннего кармана фляжку.
- Плеснуть тебе?
В просторном коридоре было тихо и пусто: безмолвный персонал больницы, светлыми одеждами сливавшийся со светлыми стенами, проскальзывали мимо очень редко и почти беззвучно - и снова воцарялась тишина. За стеклянными дверями виднелся холл - лучи солнца, падавшие сквозь стеклянную крышу, заливали его ярким сиянием; там сновали люди и кипела жизнь, но сквозь двойные двери отделения не доносилось ни звука.
- Давай, - легкомысленно согласилась Нерис, - врачи говорят, что нельзя, но что они могут понимать?
Петра, проникшаяся к коллеге внезапным и странным сочувствием, была первой, кого Нерис увидела после пробуждения; и с тех пор дознавательница хлопотала вокруг нее - чародейка не вполне понимала причины такого благорасположения, но была искренне благодарна: правая рука Нерис все еще оставалась плотно примотанной к телу, и самостоятельно себя обслуживать ей пока было сложно.
- Нам чудом удалось сохранить подвижность пальцев. - строго отчитывал ее целитель. - Вы же чародейка, для вас это крайне важно. Полная иммобилизация для руки и покой для вас на ближайшую неделю.
Нерис послушно исполняла все предписания, кроме того, что рекомендовало ей покой: раз в день она, кое-как поднявшись со своей койки, с помощью ван Баккер ковыляла сюда и какое-то время сидела под дверью только для того, чтобы спустя пару часов вернуться к себе в палату. Сначала ее не пускали; потом она сама боялась зайти, просто сидела у двери, выклянчивала у врачей новую порцию информации о состоянии аэп Ллойда и возвращалась обратно.
- Выздоровеет, - утешала ее Петра каждый раз, - выздоровеет, не переживай. На упырях все быстро зарастает.
Кроме Петры компанию Нерис в ожидании сейчас составляла златокудрая спутница самого Ваттье де Ридо, недавно скрывшегося за дверью палаты: они оба явились совершенно внезапно и явлением своим привнесли некоторое оживление в однообразный распорядок дня чародеек.
- Я, конечно, понимаю, что человеку его статуса нужна тупая и красивая баба, - шепотом говорила Петра, наблюдая за тем, как госпожа ван Кантен сосредоточенно лопает пузыри из розовой жвачки, - но не настолько же тупая!
Нерис помалкивала: госпожу ван Кантен она знала со времен обучения в Академии, где госпожа ван Кантен до момента своего скандального отчисления считалась лучшей на курсе; и если сейчас Картии вздумалось ломать дурочку перед шефом разведки, то ей это, очевидно, было каким-то образом выгодно. Скорее всего  - материально: Кантарелла, как ее прозвали еще в Лок Гриме, никогда не скрывала любви к дорогим побрякушкам и роскошной жизни, а Ваттье де Ридо после женитьбы президента являлся чуть ли не самым завидным холостяком Нильфгаарда, так что Карти, потренировавшись на адвокатах и пластических хирургах, видимо, вознамерилась поймать крупную рыбу.
Нерис прихлебывала плохой кофе с хорошим коньяком и старалась ей не мешать; тем более, что даже в образе записной дуры Картия оставалась девицей в целом добросердечной.
- Ко-о-отичек, - тянула Кантарелла, накручивая тугой локон на идеально наманикюренный пальчик, и Петра демонстративно кривилась от звука ее голоса, - что ты забыла в этой дыре? Нужно лечиться в нормальных клиниках! Здоровье очень важно. У моего бывшего огромные связи в медицине. Хочешь, я устрою тебя в лакшери-госпиталь?
Нерис отшучивалась и поглядывала на дверь, из-за которой доносились приглушенные голоса. Они стихли только через четверть часа, и почти сразу дверь палаты распахнулась - Петра поспешила спрятать фляжку и принялась было помогать Нерис подняться, но появившийся на пороге де Ридо только махнул рукой.
- Сидите, сидите, у меня два слова. Вам наверняка будет интересно узнать, что временное отстранение с вас снято еще два дня назад, поэтому как только выше здоровье позволит, вы можете возвращаться к работе.
Нерис поперхнулась кофе.
- А как же мое превышение?
- Какое превышение? - Ваттье невозмутимо поправил запонки на манжетах. - Если вы о смерти госпожи Ренны ван Доор, то мы выяснили, что к моменту начала операции она уже была мертва. Убита в ходе ритуала своими же товарищами по культу. Это подтверждено свидетельствами дознавателей аэп Рыддерха и аэп Тарна, а также заключением коронера ла Марш. Прискорбно, но мы не можем спасти всех.
- А... мои признания? Неконвенционная магия?
- Посттравматический синдром, очевидно. Комплекс вины. Истерзанный разум шутит с вами злые шутки. Такое бывает, вам просто нужно восстановиться. Вы и господин аэп Ллойд проделали большую работу. Отдыхайте. Пойдем, солнышко.
Картия с готовностью вспорхнула с места, и на короткое мгновение Нерис показалось, что восторг в обращенном на шефа разведки взгляде Кантареллы неподделен, но иллюзия эта лопнула со следующим же пузырем из жвачки. Подхватывая очаровательную спутницу под локоть, де Ридо еще на мгновение замешкался, чтобы кивнуть на дверь палаты.
- Вы можете поговорить с ним. - сказал он внезапно мягко. - Я сказал ему, что вы ждете.
Они скрылись за стеклянными дверями под щебет Картии, идеальные настолько, будто только что сошли с рекламного плаката дорогой туалетной воды - Петра проводила их тоскливым взором, а потом наклонилась к Нерис, чтобы заглянуть той в лицо.
- Пойдешь?
Чародейка вытерла неожиданно вспотевшую ладонь о колено и кивнула.
- Ага.
Она поднялась с места очень медленно и неловко, словно забыла, как ходить, и странная робость, не позволявшая ей войти ранее, вернулась, едва Нерис переступила порог - она замялась в дверях, не решаясь даже выпустить дверную ручку.
- Эй, - неожиданно севшим голосом позвала чародейка, не зная, что сказать, - привет. Ты как?
[icon]http://s5.uploads.ru/aQE8X.jpg[/icon]

Отредактировано Нерис (28.08.2017 15:20)

+2

46

Вообще говоря, Телор очень сильно удивился, когда очнулся. От самого события: смирившись с фактом собственной гибели, не так-то просто потом осознавать, что придется ещё помучиться. Поначалу он совершенно не понимал, что служило этому причиной, потом, немного сумев говорить, почти бессвязно попытался что-то выяснить у персонала и врачей, но те только ругались в ответ и требовали молчать и вести жизнь добропорядочного овоща. «Успокоительное дорогое, на этой неделе не завезли», хмуро обещал крепкий и коренастый санитар, многозначительно помахивая теми штуками, которыми к постелям привязывали буйных.
Потом, когда врачи решили, что состояние достаточно стабильно, чтобы не сидеть рядом с капризным больным круглосуточно, к нему проник Родди. Рассказ вышел долгим, и большую часть Телор прослушал, мученическим жестом прижав здоровую руку к лицу.
Когда Нерис перестала отвечать по телефону, Нудила занервничал, но панику беспричинно поднимать не стал. Впрочем, розыск причин не занял долгого времени – найдя подозрительную нить, он вытащил за неё целый клубок. Мошенничество с налогами было вершиной айсберга, хоть и без неё дознаватели едва ли вообще заинтересовались этим делом. Остальные дела, стоило только знать, что искать, были намного менее невинными – так что к вышестоящему начальству Родди отправлялся с целым ворохом информации, достаточной для того, чтобы высылать оперативную группу. Телору и Нерис несказанно повезло дохнуть, говорил Родди, криво и как-то грустно улыбаясь, как раз в ту самую ночь, после которой столичное управление закрыло статистику на целый год вперед. Шутка ли – культ таких масштабов.

Пока он валялся на больничной койке, его коллеги безостановочно допрашивали выживших, прочесывали опустевший городишко, отлавливали всех причастных. Спешно вызванные со всей империи псионики работали по четырнадцать часов в сутки без перерыва – но все равно не справлялись.
Слишком велико было то, что много лет скрывалось в тенях.
- А Хозяйка? Её поймали? – пытаясь как-то уложить всё в голове, спросил тогда Телор.
Родди покачал головой, и его взгляд стал колючим, словно дознавателю было страшно, но он не хотел этого признавать.
- Если ты про ту стрёмную бабу, то… Ребята обосрались, когда увидели, во что она превратилась. Лучше тебе не знать, - доверительно ответил он, - а тело потом забрали люди де Ридо.
Люди де Ридо вообще проявляли удивительно много интереса к делу. Это не было неожиданностью – потому что стоило хоть раз прозвучать имени пропавшей дочери президента, там сразу возникали эти тихие неприметные ребята в костюмах. Цепочка тянулась дальше, к ней – или к её похитителям, но знающий про это много эльф Креван, как позже выяснилось, пропал безвозвратно, не оставив ни следов, ни даже отпечатков в памяти культистов. В его существование поверили только благодаря вскрытию памяти самого аэп Ллойда, добровольно отдавшегося на телепатический допрос.
После перцепции несколько часов сильно болела голова, и когда его пришло проведать дорогое начальство, стало только хуже.
- Ты говнюк, - говорил Виссер, вытирая платком лоб – кондиционеры тут работали паршиво, - сукин сын. Не смей ничего такого находить в столице, не то меня уволят.
Телор, пользуясь тем, что никто их не видит, молча показал ему средний палец. Виссер когда-то давно работал под его руководством, сейчас они поменялись ролями, но не забыли ничего, и поэтому он мог позволить себе вольности.
- Де Ридо перерыл Бюро вверх дном, - тоскливо и тягомотно жаловался Виссер, - ты хоть предупреждай в следующий раз, как вознамеришься сдыхать, так я тебя сам прибью, выйдет тише.
Выходя, одобрительно похлопал его по плечу. Больному.
На второй день после того, как он очнулся, ему принесли почту – в числе прочих письмо от адвоката, уведомляющее о том, что бракоразводный процесс успешно начался, а все пожелания относительно совместно нажитого имущества требуется решать через юриста. Только тогда Телор понял, что Лливедд не приходила и не придёт – а он, оказывается, совсем её не ждал.

Зато пришел де Ридо. Личный визит все равно стал неожиданностью – ведь его ведомство наверняка без труда получало доступ ко всем материалам дела и беседовало с арестованными первым делом. Причем он был без своих вежливых тихих ребят, а это автоматически значило, что беседа приобретает самый высший уровень серьезности.
В обрамлении не первой свежести стен, на облезлом стуле он в своем костюме смотрелся несколько чужеродно.
Выглядел настороженно. Как кот, который проник в курятник и, ошалевший от счастья, ожидал подвоха от мироздания.
Беседовали довольно долго, в основном о делах, ещё о том, что Телор вытащил лотерейный билет с душком и уникальную возможность, случись оказия, без препон со стороны высшего руководства нырнуть в следующий бидон с дерьмом.
«Зато с красивыми знаками различия на мундире», не забыл добавить де Ридо, и это, вероятно, означало повышение.
- Если ты найдешь её, - говорил Ваттье, напряженно блеснув едва заметно красными глазами, - можешь снова рассчитывать на работу у меня.
Новость не вызвала практически никаких эмоций.
- Со мной был эксперт, - чуть охрипнув, спросил после этого Телор совершенно не по теме, - к ней не будут применять санкций? Ошибку совершил я, а не она.
И не был уверен в том, что ответ, касающийся того, что он по-прежнему сволочь, как и раньше, был положительным – ну, вот до того самого момента, пока Нерис, почему-то очень неуверенно, зашла в палату и замерла у дверей.
- Хэй, - точно так же не зная, что сказать, отозвался Телор.
Почему-то было смертельно стыдно.
Молчание, повисшее в палате, было слишком неловким как для двух людей, прошедших через такое дерьмо, и аэп Ллойд широким жестом указал на стул, с которого ещё не выветрился острый и очень дорогой запах парфюма господина де Ридо.
- Хорошо. Всё зашили и сказали, что через неделю буду снова гарцевать козликом.
Чуть подумав, добавил:
- Мне Родди всё рассказал. Знаешь… это было просто отлично.
Толком не находилось слов, и колдун понятия не имел, сможет ли их разыскать хоть когда-то. Права была Петра, заглянувшая вчера вечером – тогда она обозвала его эгоистичным козлом и отказалась поделиться сигаретами. Добавила ещё что-то про целование ступней и прочие прелести рабовладельческой жизни, и пригрозила служебным саботажем, если Телор не извинится перед Нерис при первой же возможности.
Это действительно было необходимо, даже если забыть про угрозы.
Ему пока ещё не разрешали вставать, но когда кого волновали запреты врачей – поэтому, выдернув трубку из катетера, Телор неловко сполз с койки – чтобы встать перед ней на колени, низко склонив голову.
- Спасибо, - тихо сказал он, - спасибо.
[icon]http://i.imgur.com/hDr2RUc.jpg[/icon][sign]абонемент на пиздец и большую картошку, пожалуйста[/sign]

Отредактировано Телор аэп Ллойд (29.08.2017 13:56)

+2

47

- С ума сошел?! - испуганно выдохнула Нерис. - Ты чего творишь, вернись обратно!
Поднимать рослого аэп Ллойда с пола одной здоровой рукой представлялось задачей непосильной - чародейка пару раз без особой надежды на успех дернула Телора за плечо, а потом, словно обессилев, опустилась рядом, чтобы снизу вверх заглянуть в опущенное лицо колдуна; и гнула ее к земле не усталость, но поселившаяся в груди тяжесть - та, что стала чуть легче от новости о выздоровлении чародея, но так и не прошла до конца.
В палату, привлеченная шумом, сунулась было Петра, округлила глаза и поспешно исчезла, притворив за собой дверь.
- Я не сделала ничего из того, что ты не сделал бы для меня, - серьезно проговорила Нерис, глядя на Телора блестящими глазами, - тебе не за что меня благодарить. Мы же напарники, ты же помнишь? В этом смысл. Ты готов резать себе вены - и я готова. Мы квиты.
Что еще сказать, она не знала: не было речи, которая могла бы выразить все, что она чувствовала сейчас; все, о чем передумала за эти несколько дней и потому, даже не пытаясь подобрать слова, Нерис вместо этого просто подалась вперед и обняла чародея - одной рукой, крепко, но осторожно, почти виновато.
И замерла так на несколько мгновений, вжимаясь щекой в больничную пижаму.
Может, господин де Ридо прав. Может, у нее действительно посттравматический синдром, оправляться от которого она начинает сейчас, в это минуту, когда с нее скатываются последние капли той отвратительной ночи: странно было понимать, что все это время она будто бы до конца не верила врачам, заверявшим ее в том, что аэп Ллойд будет жить.
И только теперь, наконец-то дыша полной грудью, ощущая чужое тепло под руками, понимала - будет. Они оба будут. Он выбрались из этого - вместе; они выжили, все позади.
Выкусите, пастор.
- С возвращением, - сипло сказала она, - напарник.
Напарниками, впрочем, им оставалось быть недолго - эта мысль, неуютная и колючая, неприятно ободрала грудь: Нерис умолкла, и какое-то время просто слушала стук чужого сердца и умиротворяющий мерный писк больничных приборов.
- Родди сказал, тебя повысили, - проговорила она наконец, чтобы хоть как-то нарушить неловкую тишину, - ты теперь старший дознаватель или что-то вроде того. Поздравляю. Ты это заслужил.
Ей повышение не светило вообще никогда и ни с какими заслугами, и чародейка отлично это понимала: тень Риссберга, нависшая над Нерис, сводила на нет все ее успехи, и она небезосновательно подозревала, что взыскание с нее сняли не в последнюю очередь благодаря аэп Ллойду - или той же Картии, вспомнившей о давней дружбе и выпросившей у "пупсичка" послабление для старой приятельницы - и в отсутствие вообще каких-либо перспектив карьерного роста это могло считаться успехом.
Обычно ей не было обидно - начисто лишенная амбициозности, далекая от карьеризма, она всегда оставалась в первую очередь ученой, и оттого не печалилась от невозможности заполучить в свое распоряжение бразды правления хотя бы небольшой частью бедлама, каковой являло собой Бюро.
Но сейчас почему-то саднило. Сейчас было жалко - не нежеланной власти, нет; чего-то другого, что ускользало от нее теперь - аэп Ллойд займется делами повышенной важности; она вернется к пробиркам и считыванию памяти предметов...
Нерис неловко отстранилась.
- Вернись в кровать, пожалуйста. - попросила она снова. - Если врачи увидят нас вот так, меня выгонят, а я... посидела бы немного. Если тебе не в тягость мое общество.

Отредактировано Нерис (31.08.2017 06:54)

+2

48

- Сошел, - усмехнувшись, признал Телор, в свою очередь осторожно опуская здоровую руку ей на спину.
Её глаза подозрительно блестели, у самого колдуна, несмотря на внешнюю его обычную черствость, тоже что-то шевелилось в районе отсутствующей души, и, на самом деле, если бы хоть кто-то из медиков посмел сейчас нарушить эту хрупкую идиллию, то был бы весьма не рад всему, что последовало бы после этого. Так что даже хорошо, что почти никто ничего не видел.
Но, подумав, он признал правоту напарницы – временной напарницы, об этом следовало не забывать, но и думать тоже не особо хотелось – насчет того, что их взаимное положение может быть воспринято окружающими не совсем верно.
Правда, разжать руки смог совсем не сразу – потому что был нездорово рад всему, что видел и чувствовал. Тому, что она была жива, что шевелила рукой, что не уволена и не взята под стражу за применение того, из-за чего в свое время многие закончили жизнь на электрическом стуле.
Смертельно был рад.
От чародейки слегка несло коньяком – и он догадывался, кто приложил к этому руку, но даже не стал грозить этой стерве кулаком, потому что сейчас было совсем не до того.

- Да, хм, ты права. Посиди, пожалуйста. Не уходи. Так будет лучше, а если кто-то что-то скажет, я набью ему рожу, - мрачно пообещал дознаватель, подчиняясь просьбе.
Мужественно скрывая то, как на самом деле каждое движение приносило дискомфорт, Телор вполне дисциплинированно передислоцировался обратно на койку – немногим по уюту отличающуюся от пола, надо сказать, потому что финансировали эту клинику и вправду не очень.  От не слишком привычного ему смятения даже уже не тянуло курить, это ощущение казалось несусветно странным – и Телор запоздало понял, что после всего произошедшего их снова затаскают по психотерапевтам.
Ну просто потому что для сознания такое не проходит бесследно.
Даже странно, что такому психу – он готов был поклясться, что в личном деле теперь стоит пометка о склонности к самоубийству, выполненная шаловливой рукой Виссера – дали повышение, но раз уж повод оказался таким серьезным…
- Слушай, - вдруг, почти не связанно со всем остальным, сказал дознаватель – ну, когда все заняли приличествующие им места так, чтобы случайно заглянувшим медикам не было странно, - насчет моего повышения. Это значит, что в отделе теперь есть вакансия дознавателя. Ты не хочешь, ну… - Телор на мгновение представил рожу Виссера после того, как объявит ему намерения, и понял, что обязательно следовало постараться и воплотить план в жизнь, - словом, я, наверное, могу устроить перевод. Подумай об этом, пока нас выписывают. Нахрен твою лабораторию, здесь веселее.
Ваттье почти прямо говорил о кресле своего заместителя - как о чем-то, что полагалось Телору по праву, сумей он докопаться до всех камней в этом деле, а следовательно, был готов оказывать помощь – в рамках здравого смысла, но ведь и колдун не собирался просить невозможного. Во-первых, это действительно было то, ради чего можно поднапрячься; а во-вторых, люди, которые не просто тебя терпят, а режут ради тебя вены – это большая редкость, и отбрасывать их в сторону совсем не стоит. И если ему уж суждено вступить на нелегкий путь розыска президентской дочки, то…
Словом, чужую благосклонность иногда стоит использовать на всеобщее благо.
- Потому что теперь, благодаря этой херне, предстоит много дел, - задумчиво признался аэп Ллойд, - и я не уверен, что справлюсь без тебя… напарник. Самое интересное только начинается.
[icon]http://i.imgur.com/hDr2RUc.jpg[/icon][sign]абонемент на пиздец и большую картошку, пожалуйста[/sign]

+1


Вы здесь » Ведьмак: Меньшее Зло » Альтернатива » Hell yeah Hallelujah


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC